rjssianin (rjssianin) wrote,
rjssianin
rjssianin

Categories:

Кто вырастил Гитлера? - 2часть

Обряды «Аненэрбе»

Помимо Вевельбурга у масонов из СС был ещё один центр власти. Речь идёт, как вы понимаете, ещё об одном средневековом замке. Он находился не на юге, а на востоке Германии. Это была постройка XI века – легендарный замок Вартбург, в котором Мартин Лютер переводил Библию на немецкий язык. Место, в общем-то, священное для всех немцев, в особенности протестантов. Именно в этом замке расположилось руководство «Аненэрбе». Именно здесь составлялись проекты создания военно-духовного государства.

Именно здесь формировалась идеология будущего государства. Известный специалист по расам и психолог Эрих Энш утверждал: «Раса и кровь, кровь и раса – это лежит в основе всего. От строения капиллярной сети и до мировоззрения протягивается единая прямолинейная нить. Мир идей человека зависит не только от духовных факторов, но и от общего бытия…»

Чтобы сформировать единую касту рыцарей СС, предполагалось создание четырёх специальных «орденсбургов» – «орденских замков», закрытых школ интернатов, где должна была воспитываться элита завтрашнего дня. Каждый замок был рассчитан на пятьсот человек.

Первый из «орденсбургов» – замок Фогельзанг – был открыт уже в 1935 году. На его воротах (как и на воротах: концлагерей) создатели сочли нужным написать краткое и ёмкое выражение. Была выбрана фраза «Слепое повиновение» – первый и главный закон, которому должны были научиться будущие рыцари. Не следует обдумывать и обсуждать приказы старших, их нужно выполнять беспрекословно и фанатично.

Наплыв желающих попасть в орденский замок, несмотря на строгий отбор и тяготы военного воспитания, был огромен. Сказалась тяга к униформе, с одной стороны, и тоска по средневековой романтике – с другой. Ведь здесь всё было окрашено в таинственные цвета прошлого, мистического и загадочного. Даже сам ритуал посвящения – «кровавое крещение» – внушал благоговение и страх. Этот ритуал был разработан с учётом новейших достижений психологии и позволял добиться полного зомбирования молодых людей.

Воспитанников держали на особой диете, которую разрабатывал для них лично Гиммлер. Они, например, вообще не пили кофе, зато в огромных количествах потребляли минеральную воду. Считалось, что это очищает организм от шлаков, оздоровляя его. С той же целью проводили «магнетические сеансы».

Физические нагрузки были весьма серьёзными, тренировки занимали львиную долю времени воспитанников. Однако этим дело не ограничивалось: кандидаты в орден СС обязаны были изучать руны, древние германские предания, расовую теорию.

Женитьба молодого эсэсовца могла состояться только с личного разрешения рейхсфюрера, после тщательной проверки арийского происхождения невесты. При этом жизнь молодой семьи строго контролировалась. В недрах «Аненэрбе» создавались на этот счет инструкции, которые иначе как бредовыми не назовёшь.

Например, новобрачным рекомендовалось зачинать детей не где-нибудь, а на кладбищах. В результате исследований было якобы установлено, что зачатые в таких условиях дети наследуют дух мертвецов, лежащих в могиле. Археологи из «Наследия предков» провели пробные раскопки кладбищ, чтобы определить, что за покойники там лежат. Если останки принадлежали людям нордического типа, то кладбище попадало в специальный список рекомендованных для процедуры зачатия.

Немного позднее, чем орденские замки, были учреждены подготовительные школы, так называемые «Напола». Девизом этих школ было: «Верить, повиноваться, сражаться!»

Критерии отбора в них были гораздо менее строгими. После окончания таких школ лучшие отправлялись в замки, где формировалась элита, все остальные попадали во фронтовые части и подразделения охраны лагерей, которых с каждым годом становилось всё больше. Соответственно, росло и число «Напола».

Каждый выходивший из ворот «орденского замка» обязан был принести обет верности и послушания. С нарушившими обет жесточайшим образом расправлялись. Возможности вернуться к нормальной жизни у эсэсовца уже не было, он не принадлежал самому себе. Глава Германского трудового фронта доктор Лей говорил по этому поводу:

«Каждому из вас следует запомнить, что тот, у кого партия отнимет право на коричневую рубашку, потеряет не только работу. Он будет уничтожен вместе с семьёй, женой, детьми. Таковы жестокие, неумолимые законы нашего ордена…»

Церемония посвящения отличалась особой, мрачной торжественностью. Она была почти полностью скопирована с церемонии посвящения в рыцари Тевтонского ордена. После неё получивший две похожие на молнию руны «зиг» новобранец мог считать себя частью особой, сверхчеловеческой расы. Гиммлер стремился сделать всё для того, чтобы как можно дальше дистанцировать эту расу от обычных людей. Он мечтал о своём сверхчеловечестве. И эксперты «Аненэрбе» охотно поддерживали своего рейхсфюрера.

Орден СС должен был превратиться в замкнутую корпорацию, государство в государстве. Члены ордена должны были подлежать только орденской юрисдикции, повиноваться только орденским законам. Планировалось создать города и селения ветеранов СС по всему миру, как колонии в человеческом мире. В конце концов, планировалось даже создание особого эсэсовского государства на территории древней Бургундии. В своей речи весной 1943 года Гиммлер высказался по этому поводу следующим образом.

«На мирной конференции мир узнает о воскрешении древней Бургундии. Эта страна, бывшая когда-то землёй наук и искусств, была сведена Францией до уровня заспиртованного придатка. Суверенное государство Бургундия со своей армией, законами, монетой, почтой, станет образцовым государством СС. В неё войдут Романская Швейцария, Шампань, Франш Конте, Эно и Люксембург. Официальным языком будет, разумеется, немецкий. Править будет только СС, национал-социалистическая партия не будет иметь в Бургундии никакой власти. Мир будет потрясён и восхищён государством, где будут применены наши концепции…»

Из числа эсэсовцев руководители ордена отбирали посвящённых, которые, как правило, вступали в ряды «Аненэрбе». Им совершенно необязательно было становиться учёными, просто, таким образом их поднимали над массой тупых, бездумных исполнителей. Как говорил Гитлер:

«Речь вовсе не идёт об уничтожении неравенства между людьми, наоборот, его необходимо усилить, поставив непреодолимые барьеры. Каким будет грядущий социальный порядок? Друзья мои, я скажу вам это: будет класс господ и толпа различных членов партии, разделённых строго иерархически. Под ними – огромная безликая масса, коллектив служителей, низших навсегда. Ещё ниже – класс побеждённых иностранцев, современные рабы. И надо всем этим встанет новая аристократия, о которой я пока не могу говорить… Но эти планы не должны быть известны рядовым членам партии…»

Особое место занимали в системе институтов СС концентрационные лагеря. Они были не только резервуаром дешёвой рабочей силы, не только орудием наказания для инакомыслящих.

Они представляли собой гигантские жертвенники, на которых в жертву древним богам приносились тысячи и миллионы людей. Печи Аушвица – это ритуал. Ни больше и не меньше.

Были у СС и собственные мощные разведывательные институты. Это и внешняя разведка Вальтера Шелленберга, и знаменитое гестапо Генриха Мюллера. Сюда отбирали лучших, самых способных молодых людей из орденских замков. Старые кадры постепенно уходили, освобождая место новым, фанатичным, молодым поколениям.

Сложно сказать, как выглядел бы мир, если бы все эти планы реализовались. Но, к несчастью для всех масонов, магов и сверхлюдей из «Аненэрбе», Третий рейх потерпел в 1945 году сокрушительное поражение.

Однако был ли разгромлен институт «Наследие предков»?

Вторая мировая война глазами инвесторов

Александр Афанасьев


В последнее время эксперты всё чаще заявляют, что продолжающийся глобальный кризис может разрешить только построение нового мирового порядка. О чём молчат аналитики новостных мировых СМИ? По мнению экспертов Академии форекс и биржевой торговли Masterforex-V:

1. О том, что подобные глобальные перестроения бескровно в истории никогда не происходили. В настоящее время уже говорят о событиях в арабском мире, как о прологе, первом этапе грядущей мировой войны. Мол, история учит, что война – один из самых эффективных выходов из кризиса.

2. Та же история учит, что по большому счёту в войне не бывает выигравших наро­дов – только проигравшие. Победа в глобальной войне и выигрыш государства – разные вещи. Скажите, ну кто выиграл от последней Второй мировой войны, которую Курт Воннегут назвал второй неудачной попыткой цивилизации покончить с собой? По­пытка, к счастью, оказалась неудачной, но самой масштабной и впечатляющей. Война:

·          длилась долгие 6 лет и зим или 2195 дней и ночей;

·          втянула в свою орбиту 61 государство – 80% всего человечества, под ружьё были по­ставлены 110 млн. человек, а сами военные действия охватили 40 стран;

·          до сих пор никто толком не знает, сколько тогда полегло людей, а те круглые цифры в 50, 55 миллионов, которые обсуждаются в СМИ, столь же правдоподобны, сколь и при­близительны.

Наибольшие потери, как известно, понёс советский народ – 26,6 миллионов, а в процентном отношении к населению – Польша (6 миллионов). Если же брать во вни­мание вооружённые силы, то самый большой процент армии потеряла Румыния, почти половина её полегла под Сталинградом. Причём почти половина всех жертв этого кон­фликта – гражданское население, которое прежде было избавлено от всех ужасов войны.

Для сравнения, в Первой мировой войне среди погибших мирное население составляло 5%. Из-за этого её называют солдатской войной, а Вторую мировую войну – народной. Так что, если продолжится этот кровавый тренд, случится то, от чего предостерегал аме­риканский историк Карл Сэндберг – «когда-нибудь объявят войну, и никто не придёт».

3. Но дело ведь не только в беспрецедентном количестве погибших в годы 2-й миро­вой войны. Известный социолог Питирим Сорокин давно доказал, что любая война это не просто инструмент селекции, а орудие отрицательной селекции. Тут не пройдёт заявление Наполеона о том, что одна ночь Парижа восполнит все его военные потери, можно и грубее, по-нашему: «бабы ещё нарожают» (слова, приписываемые маршалу Ге­оргию Жукову). В том-то и дело, что таких не нарожают. Войны уносят, как правило, лучших – трудоспособных, морально здоровых, с глубоким сознанием долга перед стра­ной, родиной, семьёй, честных и убеждённых, энергичных и сильных людей, которые гибнут первыми, оставляя страну на долгие годы обескровленной;

4. Война буквально истощила государственную казну воевавших стран в годы 2-й мировой войны. К примеру, стоимость одного дня войны в СССР в 1943 году составляла 324,1 миллиона рублей, в 1945 – 352 миллиона. Этот глобальный конфликт поглотил ма­териальные ценности стоимостью $4 трлн., то есть 65%(!) доходов воевавших государств. Доля военных расходов в национальном доходе США составляла 43,4%, СССР – 55%, Ве­ликобритании – 55,7%, Германии – 67,8%. Прав, конечно, Цицерон, сказавший, что дви­жущей силой любой войны являются деньги, вот только процветание она несёт горстке миллионеров, а миллионам – смерть и нищету, падение производства.

Многие европейские страны, особенно побеждённые, оказались после войны буквально в катастрофическом состоянии: объём промышленного производ­ства от довоенного уровня в Италии составлял лишь 40%, Германии и Австрии – 34%, Японии – 30%. Европа послевоенная – это нехватка буквально всего: продовольствия, сы­рья, топлива, зато царили голод, холод, нищета, руины и огромная безработица;

– финансовая дестабилизация;

– деформация структуры экономики, то есть её милитаризация. Огромные расходы были затрачены на перевод экономики на военные рельсы, эвакуацию предприятий и населе­ния;

– международная торговля резко сократилась, а мировой рынок распался на несколько самостоятельных частей;

– повреждена инфраструктура.

Другими словами, война стала крупнейшей экономиче­ской катастрофой.

5. Если от кризиса 30-х годов выиграли правые силы, то от 2-й мировой войны – од­нозначно левые. Политическая карта послевоенной Европы «порозовела», а Европа по­левела:

– была создана мировая система социализма, мир раскололся на два блока – социалисти­ческий и капиталистический, или восточный и западный;

– выросла численность коммунистических партий капиталистических стран в 2,5 раза – до 5 млн.;

– в большинстве парламентов крупных европейских стран большинство было в руках коммунистов и социалистов, благодаря их активному участию в антифашистской борьбе;

– в целом ряде государств (Австрия, Бельгия, Дания, Финляндия и др.) произошло не­слыханное – коммунисты вошли в состав правительств. В Италии и Франции они вообще были близки к приходу к власти. Впервые в истории Франции на первое место вышла коммунистическая партия, которую называли «партией расстрелянных», её численность быстро приближалась к миллиону.

6. Коренным образом изменился баланс сил на мировой арене после 2-й мировой войны: мир перешёл от европейского концерта к биполярной системе.

В общем, в войнах – победителей не бывает, есть только пострадавшие, но всё дело в том, что одни страдают меньше, а другие – значительно больше.

Германия после 2-й мировой войны: горе побеждённым!

Среди стран, бесспорно проигравших во второй мировой войне, конечно, находится Германия. Кстати, её военные потери с союзниками составили 8,6 миллионов человек, то есть соотношение с советскими военными потерями, вопреки распространённым заявле­ниям, о том, что «мы завалили немцев трупами», является 1:1,3 (не забудем, при этом, что 60% советских военнопленных было умерщвлено в немецких концлагерях), а общие не­мецкие потери, по разным оценкам, – от 10 до 13 миллионов.

После этой войны страна надолго выпала из числа ведущих государств мира. Судьбу по­слевоенной Германии, как известно, решали Ялтинская и Потсдамская конференции 1945 года, победители всегда навязывают свою волю побеждённым. В результате:

– Германия потеряла 25% территории (Померания, Силезия, Восточная Пруссия, Эльзас и Лотарингия), большая часть отошла Польше, в связи с чем около 15 млн. немцев были депортированы, остальная территория была разделена на 4 зоны оккупации (советская составляла – 40%);

– репарации составляли $20 млрд., в том числе в виде оборудования. Кстати, в составе немецких налогов до сих пор есть суммы, предназначенные на выплаты жертвам нацизма;

– денацификация и демократизация политической системы: была запрещена нацист­ская идеология, ликвидирована НСДАП, наказаны военные преступники, 1,9 миллиона членов нацистской партии было разрешено заниматься только ручным трудом и пр.;

– децентрализация и деиндустриализация экономики: объёмы промышленного произ­водства должны были находиться на уровне 50-55% от довоенного уровня, полностью уничтожены 11 отраслей – тяжёлое машиностроение, авиация, судостроение;

– демилитаризация, была ликвидирована или взята под контроль вся военная промыш­ленность Германии, распущены немецкие вооружённые силы, ликвидирован Генштаб. Страна потеряла своё значение, как военная держава.

Даже на общем нерадостном фоне послевоенного состояния экономики европейских стран Германия выглядела особенно удручающе:

– по подсчётам экономистов, лет на 30 было отброшено сельское хозяйство;

– товарный голод. Как тогда подсчитали, на каждую немецкую душу приходилось одна тарелка на 5 лет, ботинки – на 12 лет, по одному костюму – на 15 лет, только каждый 3-й немец мог быть похоронен в деревянном гробу и только каждый 5-й младенец мог иметь собственные пелёнки. Карточки на продукты и товары стали обыденным жизненным яв­лением. Как шутили немцы в стране – «еды слишком много, чтобы умереть, и слишком мало, чтобы жить»;

– инфляция достигала 600% к довоенному уровню. Курс марки резко упал. К примеру, немец в качестве зарплаты получал 200-400 марок, а фунт кофе стоил 600 марок, фунт масла – 300, пачка сигарет – 150. В результате этого реальными валютными ценностями на чёрном рынке стали сигареты, виски и ампулы с пенициллином.

Другими словами, Германия на долгие годы должна была оставаться слабым государст­вом. Этот изначальный сценарий изменила начавшаяся холодная война. Два блока в своём непримиримом противостоянии избрали ФРГ и ГДР в качестве витрины достижений своей модели развития, и общими усилиями быстро возродили немецкую мощь.

СССР: со слезами на глазах, но праздник

Многие западные политологи о СССР порой говорят, как о проигравшей стране, которая выдаёт себя за победителя. В этой связи обычно упирают на то, что страна:

– в полном смысле этого слова, была обескровлена, понесла огромные людские и мате­риальные потери;

– 34,4 млн. человек надели шинели, что равняется населению 5-ти европейских госу­дарств – Дании, Нидерландов, Норвегии, Швеции и Финляндии, вместе взятых. Как же не быть демографическому кризису после этого;

– история не знала таких невиданных разрушений, страна буквально лежала в руинах: разрушено 1710 городов, более 70 тысяч деревень, 32 тысячи заводов и фабрик и т.д. Ущерб СССР от прямого уничтожения материальных ценностей составил почти 41% по­терь всех воевавших государств;

– страна лишилась 30% национального богатства, экономика была отброшена на 10 лет назад, урон экономике в 20 раз превысил национальный доход страны в 1940 году;

– бюджетный дефицит перекрывался за счёт введения военного налога, налогов на холостяков, одиноких и малосемейных граждан, государственных военных займов, а так же эмиссии (за годы войны количество денег увеличилось в 3,8 раз);

– было разграблено 427 музеев, сотни библиотек и архивов, украдено 180 млн. книг, ут­рачено 564 тыс. художественных произведений и т.д.

Советский Союз в этой войне действительно заплатил самую большую и страшную цену. Но именно в послевоенный период, точнее, к концу 50-х годов, он превратился в сверхдержаву, между прочим, одну из двух. Конечно, не в силу экономического про­цветания, а как мощная военная держава, как победитель во Второй мировой войне, вы­несший на себе основную тяжесть этой катастрофы (не будем забывать, что 8 из 10 нем­цев сложили оружие, воюя с Советской армией), сыгравший решающую роль в разгроме нацизма. Это серьёзно изменило положение СССР в мире:

– последовал выход из международной изоляции, количество стран, установивших ди­пломатические отношения, сразу увеличилось в 2 раза – с 26 до 52;

– отныне ни одна международная проблема не решалась без участия СССР, он стал одним из пяти постоянных членов СБ ООН;

– создал свой, восточный, социалистический блок. Ещё в ходе войны Сталин поставил условие союзникам по антигитлеровской коалиции – создание «пояса безопасности», пояса дружественных держав по всему периметру советских границ в Европе, вместо до­военного враждебного санитарного кордона. К концу 50-х годов мировой социализм за­нимал более ¼ всей земной суши и включал ⅓ всего населения;

– усилилась роль СССР в Европе и мире. В результате, страна вышла из войны одно­временно ослабевшей и вместе с тем значительно окрепшей.

США: кому – война, а кому – мать родная

К тем, кто бесспорно выиграл от Второй мировой войны, заметьте, не во время войны, а от неё, относят, конечно, США. Ну, какие тут могут быть сомнения:

– из великих держав понесли наименьшие людские потери (погибло 300 тысяч);

– не вели боевых действий на своей территории, а, следовательно, разрушения не кос­нулись страны,

– не теряли своих земель и ресурсов. Напротив, вышли из войны колоссально окреп­шими и стали сверхдержавой.

Но ведь, по большому счёту, за это американцы должны благодарить географию и… СССР.

На докризисный уровень производства американская экономика вышла только после вступления страны во Вторую мировую войну. Что же изменилось в США за годы войны:

– производственные мощности удвоились. Имея население, которое составляло 7% всех живших после войны в мире, они производили 60% мировой промышленной продукции, имели 80% всего автомобильного парка планеты, ⅔ золотого запаса и ⅓ экспорта капита­листического мира. Экономика США не имела себе равных в разорённом войной мире. Всё это во многом будет утеряно к концу ХХ века;

– сельское хозяйство страны, пребывавшее в депрессии с 1920-х годов, за годы войны совершило величайший за всю историю США скачок – на ⅓ увеличило производство про­дуктов питания;

– возросла финансовая мощь. На Бреттон-Вудской конференции (1944 г.), как известно, учредившей систему золотого валютного стандарта, за долларом была закреплена роль мировой конвертируемой валюты. Тогда же были созданы МВФ и Мировой банк, в значи­тельной степени зависевшие от США;

– молодая нация, переживавшая беби-бум, более 40% населения после войны состав­ляли лица моложе 24 лет, для сравнения, в СССР после войны мужского населения мо­ложе 24 лет осталось только 6%;

– самая многочисленная и первоклассная армия в капиталистическом мире, широкое военное присутствие – 675 заокеанских баз, миллионное войско за океаном;

– единственный обладатель авианосцев и бомбардировочной авиации дальнего дей­ствия;

– монопольное обладание (до августа 1949 года) атомным оружием, позволявшее США говорить с миром с позиции силы.

Вот когда был настоящий однополярный мир. Всё вышеуказанное значительно усилило позиции США, выдвинуло в мировые лидеры, что привело к настоящей революции в представлении американцев о своих интересах – они перешли от изоляционизма к пониманию, что глобальное присутствие в Европе в их интересах.

Американцы довольно быстро уверовали в собственную миссию – Pax Americana: «перестроить мир по образу и подобию Соединённых Штатов». Так США пе­реопределили свою страну из земли обетованной в королевство крестоносцев.

Итак, кто же выигрывает от войн?

Во-первых, конечно те, кто в них не участвуют (кстати, во Второй мировой войне нейтральных было всего 6 государств).

Во-вторых, как отметила в своё время известный американский философ Ханна Арендт, «война стала роскошью, которую могут себе позволить лишь малые нации».

В-третьих, в войнах всегда воюют миллионы, а выигрывают единицы. Так стоит ли из-за них цивилизации ввязы­ваться в очередную кровавую драму?

Источник


Tags: евреи, жидомассоны, фальсификация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments